Зимний город: Санкт-Петербург

января 04, 2011

Новогодняя поездка, из которой я только что вернулся, оказалась, к моему удовольствию, очень насыщенной. За 10 дней мы успели «объехать» 4 страны, ну, если быть точным, 4 красивейших европейских города. Путь был таким: сначала Санкт-Петербург на полтора дня, потом на Estonian Air в Таллин, оттуда на Lufthansa в Мюнхен, где собственно и собирались встретить новый год, оттуда на один день съездили в Зальцбург. Из Мюнхена в Москву прилетели на Air Berlin, а там сразу же на поезд и домой.


Остановка в Санкт-Петербурге получилась практически транзитной. Времени было не очень много, поэтому решили просто погулять по городу, обойти любимые или интересные места. Должен сказать, что все осенние и некоторые летние каникулы моего советского детства проходили в Ленинграде, куда меня каждый раз брала с собой бабушка. Мы ездили в гости к ее младшему брату. Так что этот город мне, в некоторой степени, не чужой, хотя он и очень сильно изменился с тех пор.

В последний раз я был в там лет 6 или 7 назад в двадцатых числах мая, когда в городе был сильный холодный ветер и шел снег. От такого природного катаклизма мы скрылись в БДТ, где шел спектакль «Перед заходом солнца» по пьесе Гауптмана. Это были три с лишним часа полнейшей халтуры во главе с ныне покойным Кириллом Лавровым, которая очень утомляла, несмотря на очень приличную сценографию и отдельные маленькие эпизоды, отлично сыгранные некоторыми актерами, например, Георгием Штилем. В общем поездка тогда закончилась усталостью, чиханием и кашлем.

В этот раз Санкт-Петербург опять повел себя как-то не очень дружелюбно. Начнем с того, что гостиницу мы выбрали крайне неудачно. Я много езжу по разным странам и городам, часто живу в отелях, не все из них высокого уровня, но тем не менее все они предлагают основные услуги примерно одинаково. Во всяком случае в трехзвездочном отеле будет зимой тепло, летом прохладно, горячей воды вдоволь, встретят и проводят с любезностями. В отель «Астер Невский» мы приехали в 10 утра. Девушка за стойкой, не успев поздороваться, с вызовом поинтересовалась: «А вы в курсе, что у нас заселение в 14.00?» Естественно, мы были в курсе. Но это было нам сказано с такой интонацией, как будто мы перед этим полдня стучали кулаками по стойке и хамскими голосами требовали во чтобы то ни стало предоставить нам комнату. А мы даже не успели и рта раскрыть. Очевидно, руководство гостиницы на летучках и планерках регулярно призывает обслуживающий персонал со всей строгостью приучать никчемных туристов к дисциплине. Собственно, проблемы никакой нет, дело обычное, оставили вещи в комнате хранения и пошли по своим делам. Но просто можно же и без негатива встречать людей, во сколько бы они не приехали. В комнате было холодно, несмотря на горячую батарею, холод шел от окна со стеклопакетом. Это был первый раз, когда я за ночь в отеле заработал себе насморк. Кровать стояла у окна, а одеяльце было настолько короткое, что могло покрыть только или ноги, или шею. Пришлось выбирать, в чем спать, в шарфе или в шерстяных носках. Утром отель «Астер» отшлифовал мое удовольствие от пребывания и мою простуду холодным душем, когда в самый неподходящий момент напор горячей воды упал практически до нуля и больше не поднимался.

Большая Конюшенная улица, где находится отель, заслуживает отдельного внимания. Мы были убеждены, что городская администрация пытается здесь воссоздать исторический ландшафт городской улицы после бомбежки. По крайней мере, я первый раз в жизни видел, чтобы дорожные работы проводились посреди морозной зимы.

Эта улица, впрочем, не исключение. Горы снега и намерзшего льда мы видели на многих улицах в центре города, по тротуарам из-за ледяных ухабов ходить было трудно. Со мной, как с чеховским Епиходовым, непременно должно было что-то случиться. Мне мерещилось, что мне на голову сыплются знаменитые питерские «сосули». Засмотревшись на одну из них, одну из самых отборных, я подвернул ногу. Так потом и хромал всю поездку.

Зашли в Исакиевский собор. Меня покоробили торговые витрины посреди зала. Продавалось самое нужное: украшения, безделушки и, самое главное, стаканы для виски и рюмки с красивыми сувенирными надписями. Духовность била ключом. Рядом сбоку в небольшом помещении шла церковная служба. Мы постояли немного, послушали, как красиво пел хор, стало грустно, и мы ушли.

Будет несправедливо, если я скажу, что все было плохо. Все-таки Санкт-Петербург — очень красивый город. Детское переживание красоты города, с его ореолом таинственности и героизма, все равно возвращается ко мне, несмотря на неприятности. Вечером город особенно красив. Улицы и дома подсвечены, Невский проспект переливается праздничными огнями. Совершенно потрясающие виды ночью с Дворцовой набережной. За это мы простили Петербургу все, даже чудовищную елку на Дворцовой площади.

А еще я заметил, что с моей предыдущей поездки в центре стало больше всевозможных кафе, ресторанчиков, кондитерских, кофеен. Для меня лично это фактор комфорта в чужом городе. Мы были в итальянском ресторане (где-то в районе улицы Бакунина, если я не ошибаюсь), хозяин которого, итальянец, фанат гоночных мотоциклов. Все было очень вкусно и недорого.
И было еще одно возвращение в ленинградское детство. Я помню, как мы ходили в маленькую пышечную у Балтийского вокзала, где за несколько копеек брали набор пышек и стакан какао. Ленинградские пышки были не похожи на наши пончики, они были воздушные, тонкие и сьедались целиком за раз. Вы не поверите, но в точности такие же пышки в точности такой же советской пышечной с советским же кофе с молоком продаются на Большой Конюшенной улице.

You Might Also Like

0 comments

Popular Posts